Где отдохнуть  в январе феврале марте апреле мае июне июле августе сентябре октябре ноябре декабре Где отдыхать с ребенком

Страны в Интернете: рассказы о путешествиях

Туры | Рассказы о путешествиях. Конкурс рассказа | Контакты |

Страны в Интернете Туркмения. Ашхабадские истории
Туркмения. Ашхабадские истории

Hi!

Туркмения. Ашхабадские истории
Туркмения, Ашхабад. Фото
Туркмения. Ашхабадские истории
 

Туркмения

Ашхабад. Мраморные многоэтажки на "Гаудане"
  Визы в Туркмению

Путеводители
Книги
Сувениры
Картины
 

  Фото из разных стран

Хорошие страны:
Абхазия
4 страны Африки
Бангладеш
Бахрейн
Белоруссия
Бенин
Бирма
Ближний Восток
Болгария
Бразилия
Бурунди
Венгрия
Вьетнам
Гана
Германия
Горы Гималаи
Греция
Грузия
Европа: на автомобиле
Египет
Израиль
Индия
Индонезия
Иордания
Иран
Испания
Италия
Йемен
Камбоджа
Страна Камчатка
Канарские острова
Кения
Китай
Конго
Крым
Куба
Латвия
Ливан
Ливия
Мавритания
Малайзия
Марокко
Мексика
Непал
Норвегия
ОАЭ
Пакистан
Палестина
Польша
Португалия
Россия
Руанда
Румыния
Северная Корея
Сирия
Судан
Таиланд
Тибет
Того
Туркмения
Турция
Уганда
Украина
Франция
Черногория
Чехия
Швеция
Шри-Ланка
Южная Корея
Эквадор
Япония



Латвия. Неделя в Старой Риге за 50 евро!

Куда поехать отдыхать в апреле за границу

Куда поехать отдыхать
в мае за границу


Куда поехать отдыхать с ребенком


Неделя в Старой Риге за 100 евро! Teddy Bear хостел, Латвия


Рассказы, отзывы туристов о разных странах.
Конкурс рассказа
>

 

 

 

Антон Кротов
Таджикистан
и Памир

Практический и транспортный путеводитель по Таджикистану

Практический
и транспортный
путеводитель


 
 

Ашхабад. Огромные фонтаны с подсветкой. Туркмения, фото
Огромные фонтаны с подсветкой заменили крохотные фонтанчики советских времен

Огромная белоснежная мечеть, где покоится тело вечного в памяти президента Туркмении
Огромная мечеть, где покоится тело вечного в памяти президента

Ашхабад. Вдали - горная цепь Копет Дага. Туркмения
Горная цепь прохладного Копет Дага открывается отсюда как нельзя лучше


Ашхабадские истории

Сегодняшнее утро прямо таки пестрит весьма «приятными» моментами: любимый зверек в очередной раз обогатил не то место отходами своей бурной жизнедеятельности, кофе предательски убежал из турки, а ранний звонок вдруг впервые за 17 лет объявившегося папочки похоже, был призван вконец разочаровать меня в сегодняшнем дне.
- Привет, дочурка, - пропел кто-то на другом конце провода
- Привет, - лишившись дара речи, попыталась ответить я
- Давно с тобой не виделись
- У тебя что-то случилось?
- Да. Закончилась эра нашего великого вождя, я приглашаю тебя в гости, посмотришь, каким стал твой любимый, родной город.
- Интересное предложение.
В трубке послышались вздохи и нетерпеливое ожидание всплеска эмоций
- Почему бы и нет. Жду визу.
Вот тебе и отец: столько лет молчания, зато, какое эффектное возвращение. Посмотреть на Ашхабад было бы здорово.
В четверг рано утром я отправилась в Домодедово. Рейс Москва – Ашхабад в 09:45. Наконец, после длительного отсутствия, я увижу родной город. Как милы сердцу те теплые вечера, проведенные неподалеку от самой суровой пустыни мира Каракумы, те обветшалые дома с прелестными, добрыми жителями. Та доброта, что не укладывается в понятие современной доброты с тенью злости, особая, несуществующая, святая.

Прилетела ярким солнечным днем. Новый, оборудованный по последнему слову техники, аэропорт приятно удивил. Даже таможенная проверка не отняла много времени, удалось провести с собой массу русской прессы, некогда запрещенной к ввозу. Туркмены вообще миновали и очереди и проверки.
Следующий этап приятных сюрпризов – идеальные дороги: никаких выбоин, торчащих люков, неровностей, московский асфальт уступает на пару позиций точно.
- Впервые у нас? – поставленным басом спросил водитель, проявивший ко мне особый интерес. Молодежь, выросшая при Туркменбаши, уже поверила в то, что Туркмения - лучшее место на земле, будучи под защитой совершенного и мудрого вождя. Мне понравилось, как он гордо, с достоинством начал со мной общение. Неловко вспоминать, как туркмены, да и жители многих российских городов «преклонялись» в 90-е перед каждым мало-мальски опрятным иностранцем. Но, несмотря на все вышесказанное, туркмены идеализируют Россию, считая, что у нас «рай».
- Впервые за 17 лет, - ответила я.
- Ашхабад стал другим – «Золотой век туркмен», обещанный нам бывшим президентом, налицо. Масса новых зданий, законов и прочих приятных мелочей. Лично меня не устраивали законы, но радуют цены на бензин (40 копеек), к тому же заморожены цены до 2030 года, бесплатный газ, свет, да и за квартиру мы платим всего 150 рублей на российские деньги, - с напущенным хвастовством делился водитель
- Что же не устраивает вас в законах?
- Нам запрещено об этом говорить. Мой друг как-то нелестно отозвался о политике страны, ничего хорошего из этого не вышло. Лично меня все устраивает. Президент сделал для нас очень много. Даже зубы моей дочери поменял. Она работает в гос. учреждении и долгое время носила золотые коронки, президент увидел это на одном из собраний и приказал всем отправиться в клиники и заменить золотые коронки на металлокерамику. Ниязов был султан, это факт. Руки ему целовали, даже ползали перед ним. На Востоке это есть. Народ его почитает. Жаль, что с Ниязовым ушла целая эпоха, сейчас начнут разворовывать, продавать.
Я не стала продолжать разговор, замечая, что водитель странным образом поглядывает в мою сторону и ему явно не по душе обсуждение великих деяний бывшего президента. Между тем я с нескрываемым восхищением поглощала глазами роскошные виды за окном. Мраморные многоэтажки на "Гаудане" (Строители специально использовал мрамор, он своего рода показатель щедрости и любви к своей стране президента). На центральной улице было оживленно, кругом плакаты "XXI век - золотой век Туркменистана", толпы одинаково счастливых людей нежатся под палящим, обжигающим солнцем. Туркмены просто излучают спокойную уверенность в завтрашнем дне, некий социальный оптимизм. Позитивно. Горная цепь прохладного Копет Дага открывается отсюда как нельзя лучше. Огромные фонтаны с подсветкой заменили крохотные фонтанчики советских времен с чистейшей водой. В сплетении улиц читается узор нового облика столицы, ставшей сокровищницей национальной памяти. Проехали площадь президента, к югу от нее высится белая глыба Дворца Рухыет, в бирюзе куполов которого, кажется, растворилось само небо Туркмении. Солнечные лучи, скользнув по Аллее парадов, ограничивающей площадь с запада, проникли под своды галереи Правительственной трибуны. Нестерпимое сияние позолоченного купола дворца Туркменбаши накрыло всю площадь Президента, внезапно расширив ее пространство, отодвинув все прочие здания куда-то вдаль. Легкий ветер заполнил салон машины сладкими ароматами растений из дивного сада, окружающего президентский дворец. А на главной аллее парка, где раньше можно было полакомиться пломбиром с совершенно отсутствующим вкусом, сегодня в окружении пятиглавых орлов – фонтанов стоит золоченая фигура вечного в памяти Президента.
- Я выйду здесь. Благодарю.
Идеальная, практически сингапурская чистота улиц: ни бутылки, ни соринки, ни травинки. Через небольшие промежутки сидят бабушки ("баджишки") в оранжевых формах, с совком и веником. Оперативно все убирают, каждый перекресток украшен постовым, следящим за порядком. В советское время Ашхабад, честно сказать, чистотой мало отличался.
Пройдя по центральным улицам, побрела в сторону окраины. Навстречу, улыбаясь, шествовал целый батальон туркменских модниц, скорее всего, направляющихся в магазины. В конце 80-х найти что-либо интересное было задачей не из простых. Сейчас же универсамов с иранским и турецким барахлом в городе предостаточно. Туркменская ментальность по отношению к женщинам не столь ортодоксальна как у прочих мусульманских народов, туркменки никогда не носили чадру и паранджу. Женщины, конечно, не закрывали лиц, но так повелось, что голова должна была быть прикрытой. Согласно обычаю, в особенности это касалось замужних гелин, ходить с непокрытой головой - верх неприличия и для полной пристойности, женщине нужно было вдобавок прикрывать горло, запястья и лодыжки. Разодетые модницы на ашхабадских улицах – скорее, исключение из правил. В основном, это длинное платье - рубаха с красочным расшитым воротом и головной платок - таков традиционный набор здешней красавицы, который может быть снабжен еще и обшитым бисером халатом.
Непродолжительная дорога вывела меня на нужную мне улицу. Я пришла сюда, на окраину столицы, в надежде отыскать подругу, но ничего напоминающего некогда грязный район не было. Парикмахерская, вместо дома - муравейника. Когда-то я была здесь каждое утро, отсюда начинался наш путь до школы. Прячась за угол гаража, я боялась зайти в этот «особенный» дом со скрипящими ступеньками. Скрип от них стоял невероятный, схожий, разве что, с дыханием самого старого динозавра. Даже за гаражом я чувствовала запах тоски и прогнившего дерева, исходящий от дома. Вокруг было вавилонское столпотворение: бродячие собаки, кошки, грязь, уставшие, потные туркменки, нянчащие по 10 детей одновременно. Дождавшись подругу, я хватала ее за руку и мы окольными путями добегали до соседней улицы, где, наконец, можно было перевести дыхание и продолжить путь до школы. Незаметно для себя самой, я проделала тот же путь, как и много лет назад. Соседнюю улицу, ведущую к рынку, казалось, не затронула цивилизация. Все, как при советской власти. Здесь, как и прежде, не было ничего, что могло бы порадовать взор: обветшалые дома, с полуразвалившимися отступами, вяло напоминающими балконы, некогда красивые туркменские ковры ручной работы, призванные быть украшением дворцов, здесь грязно-блеклым пятном растекались там, где должны быть окна. Не понятно их нынешнее предназначение. Улица, казалось, потускнела бы под силой архитектурного беспредела, если бы не яркий натюрморт русского базара.
Мне нравилось здесь. Он совсем недалеко от моего дома. Нет здесь традиционного базарного шума и бестолковой суеты, несравнимые дыни "вахарман", масса арбузов и овощей аккуратно расставлены на прилавках. Кажется, даже торговцы, и те остались прежними. Так же торгуют узбекской курагой, сушеным черносливом, орехами, кишмишем и солеными косточками. Приобретают товар на железнодорожной станции Фараб у узбекских торговцев и перепродают втридорога. Многие обвиняют здешних торговцев в непорядочности, а мне здесь нравилось – всегда чем-нибудь да угостят. Сейчас не угощают, да и дешевым назвать его сложновато. Время переквалифицировало сельский рынок в элитный, цены на порядок выше, зато недовес товара приемлемый: выше 100 грамм не зашкаливает. Разве что в дни выдачи зарплаты работникам учреждений, расположенных близ рынка. Местные жители в «дни несправедливости» стараются посещать другие базары. В начале лета фрукты из Ирана заполоняли все прилавки. Правда, немногие ашхабадцы могли полакомиться привозными черешней, яблоками и грушами по причине их дороговизны.
- Лучше бы чайханы открывали, чем с Ирана фрукты везти, своих достаточно, - всегда гневно подмечала подруга.
В этом есть здравый смысл: лето в Туркмении чересчур жаркое и без пиалы крепкого зеленого чая не обойтись, а чайхан в городе непозволительно мало. И тогда мало и сейчас мало. И кому жаловаться? Разве что отцу. Вечерело. Правда, меня успокоили: говорят, вечерами в Ашхабаде тишь да гладь, но рисковать в первый день пребывания в закрытом государстве не хотелось. Забежала в кондитерскую и – к отцу.

Окончание >>

Александра Полянская

 

 


  © 2007-16 Strany.net

strany.net

фото | туры | путеводители | книги | сувениры | картины | рассказы о путешествиях | контакты |