Где отдохнуть  в январе феврале марте апреле мае июне июле августе сентябре октябре ноябре декабре Где отдыхать с ребенком

Страны в Интернете: рассказы о путешествиях

Туры | Рассказы о путешествиях. Конкурс рассказа | Контакты |

Страны в Интернете: рассказы о путешествиях, в т.ч. - в Белоруссию Белоруссия
Белоруссия

Hi!

Белоруссия
 Гродно >>
Белоруссия

Белоруссия

Белоруссия

 

 



 

Путеводители
Книги
Сувениры
Картины

Фото из разных стран

Хорошие страны:
Абхазия
4 страны Африки
Бангладеш
Бахрейн
Белоруссия
Бенин
Бирма
Ближний Восток
Болгария
Бразилия
Бурунди
Венгрия
Вьетнам
Гана
Германия
Горы Гималаи
Греция
Грузия
Европа: на автомобиле
Египет
Израиль
Индия
Индонезия
Иордания
Иран
Испания
Италия
Йемен
Камбоджа
Страна Камчатка
Канарские острова
Кения
Китай
Конго
Крым
Куба
Латвия
Ливан
Ливия
Мавритания
Малайзия
Марокко
Мексика
Непал
Норвегия
ОАЭ
Пакистан
Палестина
Польша
Португалия
Россия
Руанда
Румыния
Северная Корея
Сирия
Судан
Таиланд
Тибет
Того
Туркмения
Турция
Уганда
Украина
Франция
Черногория
Чехия
Швеция
Шри-Ланка
Южная Корея
Эквадор
Япония



Латвия. Неделя в Старой Риге за 50 евро!

Куда поехать отдыхать в апреле за границу

Куда поехать отдыхать
в марте за границу


Куда поехать отдыхать
с ребенком зимой


Неделя в Старой Риге за 100 евро! Teddy Bear хостел, Латвия

Рассказы и отзывы туристов о разных странах.
Конкурс рассказа >>

 

Беларусь (Белоруссия) — наш ближайший сосед, наименее сильно отдалившийся от социалистического пути развития среди бывших советских республик. Поездка в Беларусь напомнит о советском детстве и юности, уж слишком многое здесь осталось прежним. Мир, Несвиж, Гродно, Полоцк, Витебск, ну и, конечно, Минск — каждый красив, и каждый хочется посетить еще раз. Здесь сильно эхо войны, здесь все также проводят экскурсии по местам боевой славы. А еще здесь — заповедники и национальные парки, прекрасная белорусская кухня, приснопамятное "совкое" обслуживание (увы), дефицит хороших товаров, и совершенно "детские" цены на все.

 
 

Рассказы путешественников по Белоруссии:

Гродно: на удивление хорошее место
У нас ушло ровно 2 дня, чтобы исходить центр Гродно пешком, начать в нем ориентироваться, с удовольствием открывая для себя множество интереснейших деталей, как в архитектуре, так и в планировке, и в современном назначении зданий. Очень интересно и наблюдать за людьми, усевшись на открытой веранде ресторанчика в центре главной пешеходной улицы Гродно – Советской.

Белоруссия — страна-сказка.
Белоруссия — страна-сказка По горячим следам записываю впечатления от поездки в сельскую и провинциальную Белоруссию.
Это страна-сказка. Нынешняя белорусская государственная политика и общественный уклад вобрали, кажется, все лучшее, что было в СССР. В Белоруссии едешь, глядишь по сторонам, и думаешь — вот она, держава. В сельской местности в России, к сожалению, едешь, глядишь по сторонам, и думаешь — вот они, остатки державы. Увы, но это так бросается в глаза — и здесь и там.

Белоруссия-2. Да. Комбайны. Я лет 20 не видела комбайнов. Чтобы вот так по полям, по 2-3 штуки идут и убирают урожай — как в кино про поднятие целины. Новые комбайны с молодыми, здоровыми комбайнерами жнут наливной, богатый колос. В Беларуси комбайны, конечно, белорусского производства, и трактора тоже, ну и заодно автобусы. Итак, въехали в Беларусь — сразу что-то явно бросается в глаза. Кроме асфальтированных обочин, хорошей разметки и отсутствия мусора вдоль дорог, это, конечно, полностью распаханные, обработанные поля.

Беларусь. Бобры и незаинтересованные работники.
Бобровая территория В середине октября посетили еще раз Белоруссию. Опять в Березинский заповедник. Жили в резиденции президента РБ "Плавно", в "домике охотника и рыбака". В заповеднике устроили лекцию-дискуссию с научным сотрудником заповедника —  начиная с подробного знакомства с историей создания, заканчивая перспективами развития и перспективами туристической деятельности в заповеднике. Научные сотрудники, конечно, против развития туризма на территории — это ведь в итоге может способствовать лишению статуса "биосферный". Мне понравилось, что на самом деле заповедник, когда в двадцатых годах создавался, был вовсе и не заповедником в современном понимании этого слова, а особой территорией, и имел цель — разведение бобров (на шкурки — пополнять золотовалютный запас страны продажей шкурок за рубеж). Такой вот шкурный интерес.

Память о войне. По следам белорусской поездки.
Партизанская землянка Официальная память о войне (война у нас одна) в России сейчас какая-то с душком. Чудовищные скульптуры и часовни в Парке Победы, задолбавшие цифры 65, наклеенные на каждое свободное стекло — в маршрутке и на киоске "мороженое", геориевские ленточки и "спасибо деду за победу", носящие элемент флэш-моба. А вот в райцентре Лепель (Беларусь) в городе есть несколько натуральных, ухоженных могил, где написаны имена и в двух строчках — военная деятельность нескольких погибших здесь в 1944 командиров.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Белоруссия страна-сказка

Белоруссия — страна-сказка
По горячим следам записываю впечатления от поездки в сельскую и провинциальную Белоруссию.
Это страна-сказка.

Нынешняя белорусская государственная политика и общественный уклад вобрали, кажется, все лучшее, что было в СССР. В Белоруссии едешь, глядишь по сторонам, и думаешь — вот она, держава. В сельской местности в России, к сожалению, едешь, глядишь по сторонам, и думаешь — вот они, остатки державы. Увы, но это так бросается в глаза — и здесь и там.
Один мой коллега считает, что идеально — объединить Россию и Белоруссию, а Председателем назначить Батьку Лукашенко.
Несколько лет назад мы были в Минске — так, на выходные, поездили по городу на велосипедах, останавливались в прекрасной гостинице Минск, сохранившей величие былого наследия, и получили самое поверхностное представление о жизни в современной Беларуси. Впечатление было замечательным: в городе нет пробок, чисто, недорого, на улицах нет отвратительной рекламы, хорошо кормят и предлагают обширную культурную программу — мы даже посетили одну оперу и один балет. И как бонус — в Минске продавали грузинское вино, которое в России к тому времени уже благополучно запретили по политическим мотивам.

А вот и свежая поездка в Беларусь — поездка спонтанная, но крайне удачная. Двух дней в столице, конечно, недостаточно, чтобы сформировать более или менее цельный и верный образ страны. На этот раз, спасаясь от дыма пожарищ, который добрался даже до нашей удаленной смоленской деревни, собрав детские вещи, включая горшок и тазик для купания, прямо с хутора и рванули в сторону белорусской границы.

Куда: между Минском и Витебском расположен Березинский биосферный заповедник, именно туда мы и доехали за полдня с остановками на покушать.

На этот раз, мы увидели Белоруссию сельскую и провинциальную — жили в лесу, за продуктами ездили в райцентр, проехали много полей и деревень, а последние 2 ночи и полный день провели в Витебске — крупном областном центре недалеко от российской границы.

Ну что сказать — потрясло многое. Начнем по пунктам:
Организация дорожного движения.
Во-первых, за целую неделю путешествия на автомобиле, мы не встретили ни одного пикета ГАИ. Даже не знаем, как выглядит форма у белорусских гаишников. Впрочем, как выглядит милицейская форма мы тоже уже не вспомним — прогуливающихся милиционеров на улицах тоже не видно. Во-вторых — дороги. Не сказать, чтобы дорожное полотно само по себе было идеальным, но оно, конечно, намного лучше провинциально-российского (дороги костромской области забыть сложно). Как правило, не-магистральные дороги двухполосные — полоса в одну сторону, полоса в другую. Плюс с каждой стороны широкие асфальтированные обочины. Что неимоверно приятно поразило, как водителя: когда ты догоняешь впереди идущую машину, водитель видит тебя в зеркало и съезжает на обочину, чтобы у тебя была возможность безопасно его обогнать. Сначала думала, что так делают водители грузовиков (у дальнобойщиков и в СССР были свои маневры вежливости), но потом оказалось, что и подавляющее большинство легковых машин делает то же самое — немного съезжают на обочину, давая дорогу. И все обходятся без засвечивания фарами и без гудения клаксоном. Это меня реально поразило и крайне порадовало. И мы тоже начали подавать к обочине, если кто-то догонял. Растроганные местные водители благодарили нас аварийкой — мол, не ожидали такого от москаля. Обычно, все же, за уступку дороги здесь не благодарят — это считается нормальным поведением.
Еще о дорогах: разметка новая и заметная, везде. На любой локальной дороге разметка хорошо заметна — это реально помогает водителям ездить ночью на неосвещенных и незнакомых трассах. Второе: количество знаков вдоль дорог заметно меньше, чем в России. Нет бесконечных дублирующих знаков, нет "забытых" временных знаков ограничений скорости, нет дурацких знаков пополосного движения — ничего лишнего. Кроме того, все временные знаки однозначно отмечены как временные — они на оранжевом фоне. Нет смысла объяснять, почему это тоже удобно водителям, не только удобно, но и более безопасно.
Ну и еще одна приятность: нет того огромного количества рекламных щитов вдоль дорог. Перед Москвой они вообще через каждые 100 метров, да еще по краям дороги куча лавок и рынков со своими "растяжками" и аляповатыми мигающими вывесками. Такой информационный шум — огромная нагрузка на водителя, которому надо и на дорогу смотреть, и на знаки, и на людей, а тут еще и вывески неоновые и плакаты со всех сторон на глаза лезут. В Беларуси такой фигни нет как класса - это кайф. Мозг смотрит на дорогу, а не рассеивает взгляд — и это тоже безопасность движения.
Ограничение скорости на крупных магистралях — 120 км/ч для легковых и 90-100 для грузовых автомобилей. 120 — это менее безопасно, чем разрешенные российские 90, но зато по-честному. И водителю приятно, что он особо не нарушает, и гаишникам нет возможности взятки брать за превышение скорости (как я уже говорила, количество сотрудников ГАИ, "работающих" на дороге, в Беларуси стремится к нулю).
Ну и как вывод: за время нашего недельного путешествия мы не встретили ни одной аварии на дорогах — ни легких "притертостей", ни серьезных ДТП. Это все по совокупности действует, приводя к отличному результату. И настроение хорошее, и аварийность низкая. Как контраст — только выехав в наше путешествие мы первым делом наткнулись на трассе Москва-Минск на аварию — сбитый мотоциклист и несколько побитых легковушек собирают километровый хвост пробки.
Очень удачно мы всю дорогу проездили на российском бензине, и заправлялись лишь под конец. Удивила очень высокая цена на бензин — около 33 наших рублей за литр.

Итак, Белоруссия — страна-сказка.
Вообще, Москва — это место для зарабатывания денег. Жить здесь нельзя. Вся Беларусь — это страна для жизни.
Популярный девиз в стране — "купляйце беларускае" — покупайте белорусское. И это не пустой слоган, это девиз государственной программы, которая претворяется в жизнь на много процентов. Очень многое из того, что можно производить в Белоруссии, здесь производится. Мой муж заявил, что у него культурный шок, когда он в гостинице увидел пластмассовый электрочайник производства Белоруссии — в России мелкая бытовая техника уже давно вся китайская — это дешевле. Видно, что в стране действует система запретительных ввозных пошлин — поэтому многие крупные иностранные концерны, к продукции которых мы привыкли, здесь не представлены.
В Витебске одним из пунктов культурной программы у нас был поход по магазинам с приятными глазу названиями: Бобруйск-трикотаж, Брестский чулочно-носочный комбинат. Я носков дома не могу купить! Ни себе, ни дочке. Где детские носки из 100% хлопка? Ну где? Ну зачем мне для ребенка кошмарные синтетические носки с узкоглазыми микки-маусами? Я хочу носки брестского комбината — красные, желтые, в полосочку — пофигу, но хлопковые. В общем, доче накупили носков на вырост, бобруйск-трикотажа тоже подкупили, всяких трусов-носков на всю семью. После таких поездок хочется, например, открыть в Подмосковье магазинчик "Белорусский трикотаж" и торговать, наконец, простыми, как валенок, но приятными на ощупь детскими вещами. И валенками торговать тоже.

А обувь, боже мой! Полэтажа витебского универмага завалена кожаной детской обувью, по ценам в 2 раза ниже московских (и в 10 раз ниже цен на "брендовые" обувки). Это какой-то потребительский рай. Дочке на зиму и весну три пары купили. Не по жадности, а просто мне очень тяжело дается покупка обуви и одежки — как для себя, так и для ребенка — выбор, обычно, не нравится. Или говно, но много, или хорошо — но маловато. Муж в России одежду не покупает в принципе.
Следующий приятно удививший момент: в Белоруссии прекрасно сохранилось районное производство. То есть, в каждом районе есть свой, к примеру, молокозавод, продукция которого потребляется местными жителями и частично поставляется в крупные города. Так, живя в заповеднике, мы ездили за едой в райцентр — город Лепель, примерно он на 20 тысяч жителей. Лепельский молочный завод выпускает несколько категорий молока (по жирности), кефир, ряженку, творог, сметану и что-то сладкомолочное. Вообще-то, я хотела купить в универсаме молока длительного хранения (взять в лес на несколько дней). Моему удивлению не было предела — в довольно большом универсаме "долгоиграющего" молока просто не было в наличии. Т.е., как в СССР, вся молочная продукция — свежая, привозится каждый день. Я все же в итоге нашла молоко длительного хранения — в магазине было что-то вроде рекламной стойки, где стояло 6 пакетов молока — мы купили их все. Ну и свежей продукции тоже набрали — ели потом с удовольствием. Нет и привычных мне творожков "Агуша" или подобных для дитенка. Ребенок лопал обычный свежий творог за обе щеки.

Еще буду продолжение писать: про совковых продавщиц (половник дегтя в бочке белорусского меда), про лесное хозяйство и готовность к борьбе с пожарами, про полностью распаханные и обработанные поля, про ассортимент в продуктовом, про статуи Лукича и бережную память о войне.

Август-2010.

-------------------------------------------------------------------------------


Белоруссия - 2

Да. Комбайны.
Я лет 20 не видела комбайнов.
Чтобы вот так по полям, по 2-3 штуки идут и убирают урожай — как в кино про поднятие целины. Новые комбайны с молодыми, здоровыми комбайнерами жнут наливной, богатый колос.
В Беларуси комбайны, конечно, белорусского производства, и трактора тоже, ну и заодно автобусы.
Итак, въехали в Беларусь — сразу что-то явно бросается в глаза. Кроме асфальтированных обочин, хорошей разметки и отсутствия мусора вдоль дорог, это, конечно, полностью распаханные, обработанные поля.
Оказалось, рельеф здесь не простой. Восточная Белоруссия — место сползания Валдайского ледника, поэтому все поля-равнины здесь несколько волнистые, моренного типа. И даже такие поля — с косогорами, сложные для обработки — все засажены культурными растениями или запаханы после уборки урожая. Что-то растет даже на крутых склонах.
У нас на смоленщине, пока я еду от трассы к себе на хутор (а это более 50 км), нет ни одного обработанного поля — все зарастает кустами и травой, негодной даже на сено.
Так что за снабжение продовольствием в Беларуси можно не беспокоиться — здесь все свое — и овощи и зерно, и технические сельскохозяйственные культуры, все выращивается.

А еще коровы. В нашем колхозе последняя корова сдохла 15 лет назад. Ребенок коровку еще не видел. А тут — вдоль дороги пастбища, а там куча настоящих молочных коров. Глаз радуется.

Пожары и лесное хозяйство.
Вдоль дорог бульдозеры что-то копают, то здесь, то там, котлованы какие-то. Только намного позже мы поняли, что это роют дополнительные пожарные водоемы. Вообще, удивительно — пригляделись потом — а в каждой деревне есть искусственный пруд, т.е. специально вырытый пожарный водоем.


Белоруссия. Пожарный пруд в деревне

Ну что сказать — молодцы. Это не вдруг, не в связи с пожарами в России, этим прудам уже много лет, здесь так принято.
В самой Беларуси пожаров вроде нет, по крайней мере серьезных. Но все ждут, что огонь может придти из России в любой момент. Дымка от смоленских и брянских пожаров уже подтягивалась понемногу. В газете прочитали, что по границе лесники, местный аналог МЧС и другие пожарники готовы. В заповеднике, где мы гуляли, противопожарные просеки свеже-распаханы, по крайней мере.

Насколько я понимаю, штат лесников в России распущен, т.е. функции лесничих никто не выполняет. Не прокладываются просеки, не чистятся леса, сухостой удаляется сотрудниками других служб, только если дерево упадет на проезжую часть или на чей-то важный дом.
В Беларуси леса возведены в ранг национального богатства. Как приятно смотреть — все квадраты леса отмечены покрашенными столбиками с номерами, леса чистые — сквозь сосны горизонт видать, вдоль дорог убраны все сухие деревья, лишние кусты. Лес потрясающе красив. Так было и в моей смоленской деревне лет двадцать пять назад.

В белорусской газете прочитали интервью, которое дает кто-то из российских местных чиновников по поводу пожаров. Среди прочего, там описывается ситуация вокруг города Гусь-Хрустальный, который, можно сказать, весь находится в огненном кольце, и ситуация с задымлением там катастрофическая.
Т.к. нет лесников, кто тушит пожары? Российский чиновник уверенно рапортует, что под Гусь-Хрустальный направлено 120 курсантов пожарного училища и 20 или 30 сотрудников МЧС. Вроде выглядит внушительно.
Но если подумать: в училище идут после 8(9) класса.
Т.е., первому курсу — 14 лет, последнему — 17. Ну е-мое, 120 детей согнали на пожар и довольны.

Пока впечатления писала, в России наступили холода, прошли дожди. Пожары скоро пройдут, у нас вот и дыма уже нет. Но еще неделю назад эта тема была сверхактуальной.
И в Беларуси были готовы отразить приход огня, реально это было заметно людям (нам), которые просто ехали мимо.

Август-2010
------------------------------------------------------------

 

Беларусь. Бобры и незаинтересованные работники

В середине октября посетили еще раз Белоруссию. Опять в Березинский заповедник. Жили в резиденции президента РБ "Плавно", в "домике охотника и рыбака". В заповеднике устроили лекцию-дискуссию с научным сотрудником заповедника —  начиная с подробного знакомства с историей создания, заканчивая перспективами развития и, что для нас представляет коммерческий интерес, перспективами туристической деятельности в заповеднике. Научные сотрудники, конечно, против развития туризма на территории — это ведь в итоге может способствовать лишению статуса "биосферный" (если там слишком много народу топтаться будет).

Бобровая территория

Мне понравилось, что на самом деле заповедник, когда в двадцатых годах создавался, был вовсе и не заповедником в современном понимании этого слова, а особой территорией (типа заказника), и имел цель — разведение бобров (на шкурки — пополнять золотовалютный запас страны продажей шкурок за рубеж). Такой вот шкурный интерес. И вообще, место для заказника выбирали по единственному критерию — сохранность популяции бобров. Бобров развели достаточно много, но Вторая Мировая внесла коррективы — всех бобров сожрали, и после войны работа по восстановлению зверья началась заново. В начале шестидесятых животных (и не только бобров) уже начали охранять, и появились зачатки заповедника, который гораздо позже получил даже статус биосферного. И это при том, что крупная автодорога Минск-Витебск делит территорию пополам — зверье жмется по краям и в небольшом "ядре".

Ездили мы все конторой, народу было много (домик охотника был у нас кормовой базой, а народ жил по большей части в самой гостинице "Плавно").

Эта поездка выявила во всей красе незаинтересованность простого народа в работе, которую он выполняет. Зарплаты фиксированные, отношения работодатель (государство) — работник весьма совковые, и работники кладут на все, до чего могут дотянуться.
В самом центре города Лепель, что рядом с заповедником, есть бистро. В будни оно обслуживает кого-то типа школьников и/или работников близлежащих предприятий по талонам. Поэтому в будни там кипит жизнь, много вкусной еды, и все быстро. Обед из 3 блюд стоит 100 рублей (на российские деньги). При очень даже неплохом меню: на первое суп с фрикадельками, на второе — свиная отбивная или куриная грудка, мясной салат и чай. За 100 рублей. Быстро и вкусно.
К сожалению, на этот раз мы приехали в бистро в воскресенье. Школьников нет, рабочих нет. Сотрудницы бистро в количестве 3 человек сидят за столиком, щелкают семечки. Выключили верхний свет, чтобы не дай бог к ним кто-то не зашел. На наш запрос — а еда будет? — нам сразу стали объяснять, что нет — еды не будет. Готовка займет не мене часа, продуктов нет и вообще — ну воскресенье же. Так и пришлось уйти не жрамши. Покормили нас только в частном кафе, в одном зале которого была свадьба, во втором — поминки, а третий полностью заняли мы. Тоже быстро, съедобно. Я бы даже сказала "покормили вкусно", если бы пиццу не поливали майонезом.
Еще один яркий пример отношения к работе: еще летом администратор гостиницы "Десна" в Витебске отказалась показать нам номер (мы запрашивали самый большой трехкомнатный люкс, занимавший почти целый этаж), мотив — "мне за это не платят". Пришлось ехать в "Интурист", т.е. "Витебск", там все ОК.
Как представителю турбизнеса, в Беларуси мне удивительно то, что никто не просит предоплату при бронировании услуги. Забронировать номер в гостинице или машину в аренду можно заранее, оплата — как приедете. Никого вроде не волнует, что мы можем набронировать и не приехать. Не приехали — ну и хрен с ними. Вот так удивительно.
Впрочем, наши осенние поездки в города России тоже показали такую возможность — многие частные гостиницы рады принять оплату наличными при заселении гостя — но это, наверно, для лучшего сокрытия доходов.
И все равно Беларусь нравится, даже при очевидном совке в обслуживании.

Бобра видели всего одного, и то мельком — он прыгнул в воду со своей хатки прямо рядом с нашей лодкой на озере Манец.

Октябрь-2010.

-----------------------------------------------------------------------

Память о войне. По следам белорусской поездки.

Официальная память о войне (война у нас одна) в России сейчас какая-то с душком.
Чудовищные скульптуры и часовни в Парке Победы, задолбавшие цифры 65, наклеенные на каждое свободное стекло — в маршрутке и на киоске "мороженое", геориевские ленточки и "спасибо деду за победу", носящие элемент флэш-моба.

А вот в райцентре Лепель (Беларусь) в городе есть несколько натуральных, ухоженных могил, где написаны имена и в двух строчках — военная деятельность нескольких погибших здесь в 1944 командиров.
Без бетонной стелы со звездой и без чудовищных пластиковых цветочных венков — три могилы, только каждая на несколько человек. И обычные цветочки растут, очень ухожено.
Это какая-то близкая и понятная память.

Партизанская землянка

К слову сказать, у нас в Смоленской области местные энтузиасты-поисковики создают братские могилы, восстанавливают имена погибших и пропавших без вести. Где-то местные власти помогают, но в общем целом — все на энтузиазме.
А оформлены братские могилы просто — вся земля над ними покрыта касками — полусгнившими, простреленными солдатскими касками. Это трогает, да.
Но это неофициальная память.

Август-2010.


 


  © 2007-16 Strany.net

strany.net

фото | туры | путеводители | книги | сувениры | картины | рассказы о путешествиях | контакты |